Добрый доктор Айболит    |   Секреты приусадебного участка    |   Своими руками    |   Творческая мастерская    |   Новости Пробизнесбанка    |   Теория управления торговым центром
Регистрация     |    Войти
Логин
Пароль
 

Поиск по сайту
 
 












Главная страница Покупателям

Покупателям
Конкурсная работа 1-010: Мои родные в годы войны
28.04.2015 17:37

Мои родные в годы войны.

 

Автор Молозин Сергей

учащийся МКОУ СОШ №25

Руководитель Реутова Л.И. 

Номинация "Герои Великой Отечественной войны" 

                                                                   Прошла война, прошла страда,

                                                                   Но боль взывает к людям:

                                                                   «Давайте, люди, никогда об этом не забудем!»

 

      Одним из тяжелейших испытаний для нашей страны в 20 веке, несомненно, была Великая Отечественная Война. Она унесла десятки миллионов жизней наших соотечественников и принесла разруху и горечь утраты. Нет, пожалуй, в России такой семьи, которую бы война обошла стороной. Кому-то с фронта пришла похоронка, кто-то пропал без вести, кого-то замучили в концлагерях, кого-то завалило во время бомбёжек, кто-то умер с голоду, а есть такие, кто прошёл все ужасы войны и вернулся домой весь в орденах и медалях и с тяжёлым грузом, от увиденного на войне, на всю жизнь. Примеры таких людей есть и в моей семье.

601

Мой прадед по маминой линии, Мироненко Иван Михайлович, родился в 1904 году, на хуторе Новопавловка Кантемировского района, когда бушевала русско-японская война и кто знал, что по иронии судьбы он через 41 год вместе с Советской армией, выполняя союзнические обязательства, встретит окончание второй мировой войны капитуляцией Японии. Но всё это ему предстояло увидеть позже, после четырёх лет страшной, беспощадной Великой Отечественной войны, в которой мой прадед участвовал с самого её начала. С гордостью могу подчеркнуть, что на фронте он был с первых дней. Призвали его на фронт, как и многих других мужчин, которые к армии никакого отношения не имели: он был простым учителем начальных классов в сельской школе.

     В Красной армии он сражался доблестно: были и горестные отступления и неожиданные контрнаступления. И в одном из таких боёв в 1942 году мой прадед был ранен и некоторое время провёл в госпитале. Затем он вернулся в строй и тут уже принял участие в самых знаменитых боях и операциях. Восстановился после ранения он как раз к началу операции «Багратион» и участвовал в освобождении Белоруссии. Затем он с советскими частями начал освобождать Европу от фашистов: освобождал Польшу, а когда подошли к Восточной Пруссии – участвовал в битве за Кёнисберг, нынешний Калининград. Затем он вместе с другими шёл на Берлин и лично участвовал в штурме сердца Третьего Рейха – Рейхстага. За все эти битвы и операции мой прадед был награждён многими медалями и орденами, которые, увы, безвозвратно потеряны для нашего рода: времена были такие, и что куда подевалось, предположить теперь трудно. Зато я был несказанно рад, когда на сайте «Подвиг народа» нашёл информацию про своего прадеда. Удалось найти наградной лист, где указано, что прадед был представлен к правительственной награде – орден «Красная звезда» и приказ о награждении медалью «За отвагу».

наградной лист Мироненко И.М. для конкурса

       Когда казалось, что война закончилась и можно готовиться к демобилизации, моего прадеда отправили в Японию. И лишь только после Японии он вернулся, наконец, домой. В послевоенное время восстанавливал вместе со всеми колхоз и работал столяром. А пока прадед воевал, его семья переживала годы войны у себя дома, в Кантемировском районе. Всё о том времени мне рассказывает бабушка и старается по возможности передать хоть какие-то воспоминания, какую-то память. Сама она в годы войны, когда у них на хуторе стояли немцы, была пятилетней девчушкой, которая вздрагивала от взрывов и молилась лишь о том, чтобы поскорее закончилась война. А её мама, моя прабабушка, прятала у себя в землянке раненых солдат. Хорошо хоть у них на хуторе оккупировались обычные немецкие солдаты, карателей не было.  Ещё мне бабушка много рассказывала про Мироненко Николая Григорьевича, своего двоюродного брата, а значит моего троюродного деда. Он был лётчиком-истребителем, бомбил немецкие самолёты, был контужен, но прошёл всю войну и дожил до конца восьмидесятых. В семье моей бабушки воевали не только мужчины, но и женщины. Двоюродная сестра моей бабушки – моя троюродная бабушка Легкопытова Таисия Михайловна тоже прошла всю войну до конца, она была танкисткой и участвовала в битве на Курской дуге.

Участником великой Курской битвы был ещё один мой прадед, Молозин Иван Кузьмич – дедушка по папиной линии. К сожалению, он считается пропавшим без вести, с войны так и не вернулся. Курская дуга – это, вообще, величайшая танковая баталия за всю историю человечества, в которой с обеих сторон принимало участие около двух миллионов человек, шесть тысяч танков и четыре тысячи самолётов. В Курскую битву входило сражение под Прохоровкой, которое стало третьим ратным полем России, в котором участвовало до 1200 танков с обеих сторон. Итогом Курской битвы стало закрепление коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны. И я очень горд, что мои предки к этому были причастны!

для конкурса

    

А вот на Украине, откуда родом мой дед по маминой линии, в 1943 году прямо на его глазах фашисты расстреляли его маму, мою прабабушку Варвару, и прадеда Михаила Степановича, который был призван на фронт тоже в 1941 год армии комиссовали, потому что у них в семье осталось четыре маленьких ребёнка без присмотра. 

    Великая Отечественная война навсегда вошла в историю как событие огромного всемирного значения, предопределившее пути дальнейшего мирного развития человечества. Война против фашистской Германии носила всенародный характер. Советские люди проявили невиданный ранее массовый героизм, на века прославили Родину великими подвигами, вызвавшими глубочайшее уважение и признательность всех людей на земле. Я думаю, что мы, граждане Российской Федерации, должны быть безмерно благодарны нашим предкам, благодаря которым мы живём в мирное время. Война потребовала от людей максимального напряжения сил. В экстремальных условиях проявились лучшие человеческие качества советских людей: самопожертвование, героизм, взаимопомощь. Поколение наших предков, переживших страшную войну можно назвать настоящими героями своего и нашего времени. Они были людьми чуткими, думающими, неравнодушными. Какие люди были, какое поколение! Весь мир в дни войны поражался самоотверженности, выносливости, смелости, способностям и мужеству советских людей! Наши предки – это пример для подражания! И мы многому должны у них поучиться. Ведь благодаря смелости и отваге наших предков мы живём, живём и радуемся солнцу и мирному небу над головой. Необходимо не только помнить о подвиге наших дедов и прадедов и чтить их память, но и самим быть настоящими патриотами своей страны. Ведь патриотизм – это самый верный залог несокрушимости нашей Отчизны и её духовной крепости. Никто не забыт, ничто не забыто!

Читать другие рассказы районного историко-литературного конкурса "Опаленные войной" 

 
Изменения в условиях конкурса!
28.04.2015 16:53

ВНИМАНИЕ! 

 

В связи с многочисленным обращением пользователей сайта tdyakimanka.ru организаторами конкурса было принято решение внести изменения в условия участия.

Теперь стать участником районного историко-литературного конкурса "Опаленные войной" могут учащиеся 1-11 классов.

Награждение будет проводиться в соответсвии с возрастной категорией:

 

1.младшая возрастная категория - 1-4 классы

2. средняя возрастная категория  - 5-7 классы

 

3. старшая возрастная категория - 8-11 классы  

 

А так же продлевается прием заявок и конкурсных работ до 15 мая 2015 года, сроки подведения итогов и награждения не изменяются. 

 

Телефон для справок 8(47396) 25776, 89204140233, контактное лицо Рыжих Антонина 

 
Ефрейтор Голубчикова (вне конкурса)
28.04.2015 16:38

Ефрейтор Голубчикова

 

Юлия Лебедева.

 

Давно зарубцевались раны, перепаханы окопы, пыльный бурьян качается по траншеям, в которых гремели бои. Но узелками на память алеют звезды на братских могилах вдоль всех дорог, ведущих на запад. Трепещет, бьется вечный огонь у памятника неизвестному солдату. Каждый год идут к нему люди, чтобы помолчать и вспомнить. Вспомнить тех, кто отдал за нас свою жизнь, свое здоровье и молодость.

На встречу с ветераном Великой Отечественной войны, зенитчицей Анастасией Сергеевной Войтенко (в девичестве Голубчиковой) я шла с трепетом и волнением. Как расспрашивать, что говорить, чтобы не так уж тревожить душу воспоминаниями…

Из-за двери послышался бодрый голос:

– Входите, пожалуйста!

Анастасия Сергеевна передвигается, опираясь на ходунки, но в глазах светятся озорные огоньки, и даже не верится, что ей 91 год.

– Проходите, гости в нынешнее время – явление редкое. Одна живу и управляюсь по дому сама, – поясняет ветеран, заметив мой вопросительный взгляд. – Готовлю тоже сама, продукты соцработник приносит. Правнучка приходит, помогает конечно.

Ветеран достает пожелтевшую бумагу, где неразборчивым мелким шрифтом написано о ее подвиге.

– Это мне сосед принес, сказал, что нашел обо мне информацию в Интернете.

– Как на фронт попали, Анастасия Сергеевна?

– Когда война началась, я в зооветеринарном техникуме училась в Ульяновской области. И мы с девчатами вшестером пошли в военкомат и подали заявления: «Прошу взять на фронт добровольцем». Нам тогда отказали, а мобилизовали только первого декабря 1942 года. Меня определили в 1088-й зенитный артиллерийский полк. Почти год стояли под Куйбышевым, копали землянки, укрытия под орудие, оно большое было – 76-миллиметровая зенитная установка, укладывали бруствер, маскировали зеленью. Сначала меня поставили трубочной. Это когда устанавливаешь трубку в орудии и определяешь, на каком расстоянии должен разорваться снаряд. Потом перевели в заряжающие.

– Расскажите, кому приходилось справляться с орудием.

– Зенитку обслуживали пятеро. Номер первый – наводчик, второй – заряжающий, третий – наводчик длины, четвертый – наводчик высоты. Все девчонки, такие, как и я, лет по 19, и один мужчина – командир орудия. Помнится бой под Смоленском, 18 мая 1944 года. Два часа ночи. Враги бросали фугасные бомбы в таком количестве, что было светло, хоть иголки собирай. Сорок снарядов зарядила и все выстрелили, а бой продолжается. Первое орудие вышло из строя, его повредило бомбой. Наши девчата оттуда снаряды носили. Сколько мы их выпустили, не помню. Ранило в руку, кое-как сама себя перевязала, и пока были силы, стреляла, стреляла… А потом стихло все, не успели в себя прийти, комбат кричит: «Где Голубчикова?! Жива?!». Увидел меня и кинулся целовать.

За этот бой ефрейтор Голубчикова награждена медалью «За боевые заслуги». Спустя почти семь десятков лет, она вновь и вновь видит себя во сне 19-летней Настей Голубчиковой и слышит голос командира: «Заряжай! Выстрел!». И просыпается будто от грохота летящих снарядов… Подтягивается к окну, смотрит на ночную пустую улицу Алексеева и долго не может успокоиться... Давно затянулись раны на правой руке, которая всю войну не успевала заживать от шершавых наскоро обточенных снарядов, но не дают покоя боли в ноге, сотни раз ушибленной гильзами от снарядов.

Анастасия Сергеевна достает черную, давних времен папку и вглядывается в пожелтевшие фотографии, хрупкие, как осенние листья. С фронтовых фотоснимков смотрят на нее молодые, необыкновенно красивые девчонки в гимнастерках и командир. Все тогда еще живые и невредимые.

– Всех помню, всех, мои дорогие! Командира нашего, сержанта Майкова, он родом из Курска был. Вот Тамара Голубова, нас так и дразнили «прилетели Голубова и Голубчикова». А это Нина Сергиевская, мы с ней встречались после войны, ездили к ним в гости в 1984 году.

Войну Анастасия Сергеевна закончила, освобождая Польшу, в Варшаве. Награждена орденом Отечественной войны 2 степени, медалями «За взятие Варшавы», «За Победу над Германией», двумя – за освобождение Белоруссии и другими. Работала зоотехником в Киргизии, затем уехала в Таджикистан, трудилась старшим кассиром на урановом руднике. За многолетний добросовестный труд ей присвоено звание «Ветеран труда». А в Россошь приехала к племяннице еще в 90-е годы, да так и осталась. В самый главный для нее и всей нашей страны майский праздник ефрейтор Голубчикова наденет парадное, сшитое под гимнастерку платье с орденами и медалями и будет принимать поздравления. Для прабабушки правнучки приготовят курочку и салаты, а она, если позволит здоровье, вдохновится и накрутит настоящие манты.

 

Читать другие рассказы районного историко-литературного конкурса "Опаленные войной" 

 

 
Конкурсная работа 2-002: Я и Людочка
27.04.2015 17:28

Я и Людочка

Автор Чурикова Елена

Учащаяся МКОУ СОШ №1

Руководитель Дмитриева О.П.

Номинация "Мать и дети во время войны"

 

Сейчас весна. Воробьи живее скачут по лужам, и солнышко чуть дольше выглядывает из-за туч. Недавно прогремел первый гром – еще в марте огорошил всех своими взрывными оплеухами. Неспокойно – с недавних пор прислушиваешься к любому грохоту с едва уловимой тревогой: а вдруг?.. Думаю о чем-то. Вспоминается…

- Как тебе живется там, в сорок втором, осенью? – спрашиваю я сидящую на диване Людочку.

- Ничего. Голодно, и спать все время хочется. А мне, кажется, шесть, - отвечает мне Людочкин голос. И гремит – как сейчас. Только – гораздо страшнее. Гора-а-аздо…

501

Моя Людочка… Рисунок автора

Она тоже вспоминает – цепко, внимательно, потихоньку вытягивая из клубочка своей долгой жизни самые срединные нити. Ее голубые глаза со старческой поволокой поблескивают, сосредоточенны, обращены вглубь себя – сейчас она путешествует, сейчас она в дальнем детстве. Попутчицей сегодня она выбирает меня, и я жадно вглядываюсь в темные сгустки спрессованного, минувшего времени: что там, неужели такая же жизнь, как и нынче? Между нами тут же встает тонкая пелена времени. Все верно.  В сорок втором Людочка еще не знает, что она – моя бабушка, что сама она – Людмила Александровна, у нее есть я, а раньше меня – двое своих детей. Я знаю, но меня еще нет. И я могу только пролистывать, как черно-белый альбом, ее воспоминания, а они могут иногда оживать, как кино – а могут и навсегда оставаться картинками, редчайшими фотографиями.

Вот первая. На ней в самом разгаре июль, но у Людочкиной мамы глаза почему-то заплаканные, а огромные парни в незнакомой военной форме уводят со двора поросенка, а сами лопочут что-то и постоянно посмеиваются – глуховато, как будто кашляют. В спертом от страха и жары воздухе невесомо, незримо виснут непонятные для девочки слова – «начало оккупации». Начало. Только начало…

На второй другие парни, очень похожие на первых, хватают Людочку и ее маму, куда-то тащат их, упирающихся, по пыльной и темной дороге. В конюшни и сарайчики, где до войны помещался россошанский колхоз и где содержались животные, бросают многих людей – детей и женщин, потому что мужчины ушли на фронт еще в сорок первом. Бросают и Людочку с мамой тоже. Сколько она проводит там времени, питаясь брошенными им остатками и слушая непрерывные, отчаянные мамины молитвы?..

Соседи ни слова не говорят фашистам о том, что Людочкин папа – коммунист, и дочь с матерью не расстреливают, выпускают из лагеря. Они возвращаются домой, где оставалась еще старенькая бабушка Матрена Дмитриевна, но дом занят немцами, а жителей они выгоняют в сарай. Людочка и сейчас еще помнит, как в самом начале морозной зимы сорок третьего ее мама с бабушкой, вздыхая и боясь, дуя на замерзшие пальцы, наскоро сооружали из старого, без дна, чугунка подобие маленькой печки, которая могла дать им хотя бы немного тепла.

Многое на войне удивляло Люду – и сами раздражительные, бесцеремонные немцы, и то, как они, давясь и причмокивая, поглощали положенное на хлеб мясо того же отобранного у хозяев поросенка – сырое мясо, в то время, когда народу на оккупированной ими территории и вовсе нечего было есть. Здесь в первый раз удивили ее человеческая наглость и человеческое безразличие. На фотоленте ее памяти отчетливо отпечатывается один обыкновенный день, - даже, пожалуй, не самый плохой из тех, что могли бы выпасть на долю ребенка в то время. Людочка сидит на крыльце с большой и красивой куклой – ее подарил ей папа. Кукла ростом почти с саму девочку, у нее хорошее платьице и крупные завитки светлых волос, а еще она умеет говорить «мама». Пара немцев в это время проходит около крыльца – им тоже, видимо, нравится дорогая игрушка. Девчонку они не трогают – и то хорошо… Вот Людочка уже горько плачет, уткнувшись в колени матери, а немцы уходят, довольно смеясь, и уносят с собой ее куклу.

Сейчас ее голос льется плавно, и глаза лишь слегка затуманены. А той осенью Людочка могла так и остаться навсегда шестилетней девочкой, чтобы потом никогда не стать Людмилой Александровной. Однажды она плакала ночью – а плакала она тогда много – и никак не могла успокоиться. Тогда немец вскочил со своей измятой постели и выхватил, чертыхаясь, из кожаной кобуры пистолет. Спасла ее бабушка Матрена. С криком подбежала она к Людочке и загородила ее собой:

- Сынок, пожалей дитя! Стреляй лучше меня, я стара уже!..

Немец понял, ухмыльнулся и медленно опустил пистолет.

Было всякое – и голод, когда собирали по полям мороженую, неубранную свеклу, и бомбежки такие, что сразу вылетали все стекла в доме. Почти везде, где была борьба – за жизнь или выживание, от случая к случаю – моя бабушка помнит маму рядом с собой. И на свекольное поле они торопилась вместе – а без той свеклы, может, и ослабели бы  вовсе; и от беспощадных бомб прятались на Скаженном ярке, и был рассвет, и Людочка снова плакала от небывалого для ее маленькой жизни страха.

Большую радость тоже встречали вместе. Немцы давно уже были как на иголках, некоторые бежали заранее, и те, что хозяйничали у женщин, исчезли из дома чуть позже Нового года. Рано утром, 16 января 1943 года, Людочкины мама и бабушка вышли на крыльцо. По небольшому мостику над речкой ехал неповоротливый танк – с красной звездой на башне. Женщины плакали и кричали: «Наши!», и Людочка, понимая, радуясь и тоже плача, кричала вместе со всеми.

Немцы бросали все на ходу – котелки, чугунки, одеяла. Старушки ходили на гору, где оставались лежать эти вещи, и подбирали их, чтобы пережить ледяную зиму. После окончания оккупации вновь заработала почта, и мама Людочки Анна Ивановна вернулась на свою должность оператора связи. Она неустанно трудилась, не отступая от тогдашнего девиза «Все для фронта!», а по вечерам закрывала найденными немецкими лохмотьями зияющие дыры в окнах и, как могла, пыталась окружить слишком многое повидавшую дочку любовью и лаской. До Великой Победы оставалось еще целых два года. Как же давно это было…

На дворе сейчас 2015-й, и Людочке уже семьдесят девять лет. Она вспоминает, а я думаю: сколько еще людей, которые вот так помнят ту войну, остается в живых на свете? Настоящих ветеранов-фронтовиков все меньше и меньше с каждым годом, и все больнее во время Парада Победы смотреть на опустевшие трибуны. Таких, как Людочка-Людмила, как бабушка моя, больше. Но и они уходят по «протяжным долинам времени», иногда успевая рассказать нам о том, чему были когда-то свидетелями, а иногда и забрав не востребованные никем воспоминания вместе с собой. Я счастлива, что мой и бабушкин временные пути пересеклись, что теперь я знаю о многом не из книг и учебников, а вот так – просто и страшно. Я знаю – и буду помнить, и смогу рассказать другим, чтобы они тоже знали, какая у нее настоящая цена – у единственной, горькой военной правды. А иначе – зачем же все это?..

Читать другие рассказы районного историко-литературного конкурса "Опаленные войной" 

 
Конкурсная работа 1-008: Фронтовая дорога моего прадеда
27.04.2015 16:56

ФРОНТОВАЯ ДОРОГА МОЕГО ПРАДЕДА

 

Автор Аксайская Елизавета

учащаяся МКОУ СОШ №1

Руководитель Дмитриева О.П.

Номинация "Герой Великой Отечественной войны"

 

Я родилась, когда моего прадедушки Аксайского  Афанасия  Фомича уже не было с нами, но в нашей семье свято чтут его память, берегут все, что напоминает о его боевом прошлом, что мне иногда кажется, будто я лично знаю его. Но разве это так важно – лично или не лично? Пусть я знаю о его жизни, о его войне и его труде из рассказов моего дедушки, ведь  главное, что он продолжает жить -  в семье, в памяти его детей, внуков и уже в нашей – правнуков – памяти.  

Афанасий Фомич, дедушка моего папы, родился 2 мая 1922 года в слободе  Терновая Мальчевского района Ростовской области в крестьянской семье. Образование – 8 классов начальной школы. С 1939 по февраль 1942 года трудился на шахтах Донбасса в городе Ровеньки.

 Когда началась война, его не взяли на фронт сразу, а призвали в феврале 1942 года. Был направлен на Кавказ в г. Термез в учебную часть телефонной и радиосвязи. С августа 1942 года служил командиром отделения связи 6-го казачьего полка 66-ой Армии резерва Ставки ВГК Донского фронта под командованием К.К.Рокоссовского. Ожесточённые каждодневные бои в районе населённых пунктов Латошинка, Винновка, Акатовка и хутора Томилин – север Сталинградского фронта – велись с августа по конец ноября 1942 года.  Войска 66-ой армии на заключительном этапе Сталинградской битвы участвовали в боях при ликвидации немецких войск в Сталинграде. Впоследствии после переформирования оставшиеся воинские  подразделения  были переданы в состав 1-ой гвардейской армии Юго-Западного фронта под командованием генерал-полковника Н. Ф. Ватутина.

 16 декабря началась Среднедонская операция 1942 года. Часть, в которой служил мой прадедушка, базировалась на левом берегу Дона напротив станицы Мигулинская. После переправы на правый берег в составе 18-го танкового корпуса мой прадед участвовал в боях при окружении и разгроме основных сил 8-й Итальянской армии в районе станицы Верхнечирская. К исходу 24 декабря основные бои прекратились. Эсэсовские части немцев, сдерживающие итальянцев от бегства, в плен не сдавались, потому что их  не брали, отстреливались до последнего. В одной из таких «заварушек» отец был сильно контужен. В себя пришёл уже после Нового года в одном из Воронежских госпиталей. А до дома дойти  оставалось около 100 км.

  18 декабря Афанасий Фомич через наушники услышал радиосообщение: «В результате успешного взаимодействия соединения 18-го, 24-го и 25-го танковых корпусов в районе населённого пункта Алексеево-Лозовского завершён разгром 8-й Итальянской армии, освобождены слобода Дёгтево и Терновая, село Ольховый Рог». От радости он не смог сдержать слез, она в рыдании вырвалась наружу. «Плакав, як дытына», -  рассказывал он.

  После госпиталя в апреле 1943 года  был направлен для дальнейшего прохождения службы в 4-й гвардейский стрелковый корпус Степного фронта, являющийся стратегическим резервом Ставки по центру Курского выступа. Курская битва длилась с 5 по 23 июля. Контрнаступление Воронежского и Степного фронтов на белгородско-харьковском направлении началось 3 августа. Мой прадед Афанасий принимал непосредственное участие в боях при освобождении Белгорода 5 августа 1943 года. 10 августа его прямо из полевого госпиталя, где он залечивал выбитые осколком передние зубы, и ещё несколько человек из дивизиона связи откомандировали в Воронеж в распоряжение особого отдела СМЕРШа. Готовился десант через Белое и Северное море с высадкой на побережье Норвегии. По непонятным причинам замысел командования не был осуществлён. Ледокольная флотилия намертво вмёрзла во льдах Белого моря. Из той голодной и холодной зимовки мало кто сошёл на берег. Прошло долгое, почти полугодовое лечение, и вскоре мой прадедушка – участник боёв за освобождение Прибалтики и Кёнигсберга.

401

  В январе в составе одного из воинских подразделений 1-го Украинского фронта ему пришлось участвовать в проведении Висло-Одерской операции 1945 года. В предместьях Варшавы шли ожесточённые бои. К тому времени большинство армейских  частей имели довольно приличную  радиосвязь, но всё-таки самым надёжным средством связи оставалась проводниковая телефонная. Для выполнения задания моему прадедушке пришлось, толкая головой впереди себя катушку с кабелем, ползти по кювету дорожному для восстановления порванной связи. Подняться не было никакой возможности: кинжальный огонь срезал всё живое, попадавшее в поле зрения. И вот чтобы перекатить катушку через солдатский труп, лежащий в кювете,  он немного приподнялся, левой рукой протолкнул застрявшую катушку с кабелем. В тот же миг на его левой руке были срезаны большой и указательный пальцы, в левое плечо впилась горячая пуля. Благодаря тому, что его однополчане были недалеко и за ноги вытащили в безопасное место, он остался в живых. Так 15 января 1945 года для моего прадедушки Афанасия Фомича закончилась Великая Отечественная война. Варшаву наши войска освободили 17 января.

  Дальше все как по накатанной дорожке: медсанчасть, операция, госпиталь. Долечиваться ему пришлось в одном из госпиталей г. Львова. На тот момент ему исполнилось всего лишь  23 года.

Мой прадедушка в  госпитале г. Львова

Эта фотография очень ценна для нашей семьи. Она сделана в марте 1945 года. Город Львов, военный госпиталь. На ней в танкистском шлеме мой прадед Аксайский Афанасий Фомич. На левой руке кукла повязка. Чётко видны оставшиеся три пальца. Ещё было сквозное пулевое ранение в левое плечо. Правой рукой крепко жмёт тоже правую руку краснофлотца Дунайской флотилии. У него тоже изувечена левая рука, но пальцы целы, видимо, переломлена. Сзади заметна перекладина вкопанной лавки, на которой бойцы отдыхали. И случайный фотограф  остановил  мгновение марта 1945 года на все времена нашей  памяти.

И хотя моего прадедушки уже давно нет в живых,  боевые награды остаются вечными свидетелями его подвига: медаль «За отвагу» и «За оборону Сталинграда» (1942 год), орден Красной звезды за участие в Курской битве (1943 год), медали «За взятие Варшавы» и «За победу над Германией» (1945 год).

После войны он трудился трактористом в МТС и в колхозе. Вырастил троих сыновей и дочь.  Война догнала его в 1988 году, контузии и ранения остановили сердце солдата. Ему было всего лишь 66 лет. Но он все равно жив! Он живет в нашей памяти, ведь мы помним его и гордимся им.

Читать другие рассказы районного историко-литературного конкурса "Опаленные войной" 

 
«ПерваяПредыдущая12345678910СледующаяПоследняя»

JPAGE_CURRENT_OF_TOTAL


ЦИТАТА ДНЯ


Слишком долго таились в женщине раб и тиран. Поэтому неспособна она к дружбе: ей ведома только любовь.
Ф. Ницше










© 2017 Официальный сайт торгового дома Якиманка г. Россошь. Все права защищены.
 Друзьям:
 Закладки: