Добрый доктор Айболит    |   Секреты приусадебного участка    |   Своими руками    |   Творческая мастерская    |   Новости Пробизнесбанка    |   Теория управления торговым центром
Регистрация     |    Войти
Логин
Пароль
 

Поиск по сайту
 
 












Главная страница Покупателям

Покупателям
Конкурсная работа 3-003: Пробабушки, пережившие войну...
16.05.2015 10:49

Прабабушки, пережившие войну…

Автор Бондарев Александр

учащийся МКОУ СОШ №1, 9 класс 

Руководитель Кветкина В.И. 

Номинация Тяготы послевоенного времени 

 

      Вы не замечали, что все наши  прабабушки, пережившие войну, отличаются особенной добротой к внукам и правнукам? Я думаю,  это от любви к миру и к людям. Они как-то иначе относятся ко всему, происходящему вокруг них. Бережнее.  Заботливее. Внимательнее.

     Именно такая и моя прабабушка,  Яковлева Клавдия Николаевна, моя любимая прабабушка 87 лет от роду.  Мне кажется, что доброта буквально светится в каждой морщинке ее светлого и ясного лица.

     Во время войны ей было 14 лет. Отец ушел на фронт. Вначале от него приходило много писем. Потом письма перестали приходить. Как-то почтальонка  принесла в дом черную весть – похоронку. Сколько горя обрушилось на  юную Клаву! Плакала, рыдала, не могла поверить в это. Надеялась: а может, ошибка? Настолько она любила отца, что решилась написать бывшему  командиру с просьбой уточнить, правда ли это? И боязно  было, ведь девчонка еще, а написала! Командир ответил. Да, это оказалось самой горькой для нее, но правдой. А испытания только начинались…

  Немцы заняли село  уже в июле 1942 года, заставляли работать на них. Пережить это было, кажется, невозможно, но в начале 1943 года  пришли партизаны и все, особенно дети и подростки, помогали им, как могли: рыли окопы, шили и вязали одежду.

     В декабре 1943 года приступили к восстановлению разрушенного хозяйства, в том числе жиркомбината. А рабочая сила – люди, лошадей и техники не было. Вместе с другими подростками Клавдия ходила за семенами  для посева за 20-30 километров, тащили их потом  на себе обратно. А обрабатывали землю как?  Вскапывали  лопатами . Самое тяжелое было – таскать бороны, силенок-то не хватало от скудного питания. Выдержали, правда, не все. Многие умерли от голода и болезней. Умерла и младшая сестренка Клавдии.

     Когда полностью освободилась область, начали  пригонять из тыла скотину: коров, лошадей... Стало немного легче. В то время не было ни электричества, ни радио. Клавдия Петровна вспоминает, как летом 1945 года пришел к ним в деревню человек  и сообщил, что война кончилась. Радость была нескончаемая!!! С этой радостью ничто  не может сравниться и сейчас.

    Но впереди были большие трудности. Надо было восстанавливать страну из руин. Надо было  жить, растить детей без мужей и отцов. И как это описать, когда боль не утихает и через 70 лет?

фотоматериалы конкурса

         Яковлева Клавдия Николаевна, пережившая войну…

      Моя прабабушка  после войны стала работать няней в детском  саду, потому что очень любит детей. Так и проработала до самой пенсии. И сейчас, когда мы приезжаем к ней в гости, она встречает нас с любовью,  дает гостинцы.   Побыть с ней рядом  очень хорошо. Как будто сил прибавляется. Мы все ее очень любим. Дай ей Бог крепкого здоровья!

 
Конкурсная работа 1-029: Открытка с продолжеением
16.05.2015 10:01

Открытка с продолжением


Автор Брусиловская Анастасия

учащаяся МКОУ СОШ № 1, 9 класс 

Руководитель Кветкина В.И.

Номинация "Герои Великой Отечественной войны"

   

Нашей Победе -70 лет! Подумать только! Да, с каждым годом становится меньше людей, которые не просто помнят войну, но участвовали в боевых действиях или в тылу обеспечивали условия для Победы. Всё меньше остаётся в живых людей, которые провожали на фронт своих близких и не дождались их победного возвращения домой. Но память о подвиге известных и безымянных героев войны продолжает жить в сердцах тех, кто никогда не знал её ужасов и страданий.
    Я хочу рассказать свою простую и бесхитростную историю. О чем она? Я думаю, о том, что ветераны – это не просто мужественные,  сильные духом люди, но они умеют быть благодарными за внимание к себе, показывают нам примеры воспитанности, доброго отношения к окружающим. А ведь как нам этого сейчас не хватает! Итак, послушайте.

Случилось это два года назад. Как-то учительница пришла в класс  и спросила у нас:

- А вы знаете, что сейчас на почте проходит акция «Открытка ветерану»? Каждый желающий покупает открытку, пишет поздравление и отдает почтальону. Он и вручит адресату, потому что знает всех на  своем участке. Хотите поучаствовать?

     Мы всем  классом решили поздравить ветеранов с Победой. Каждый написал поздравление. Помню, я очень долго искала то, которое бы  мне понравилось, написала и свои слова. Так хотелось, чтобы незнакомый мне человек, ветеран, прошедший войну, порадовался. Прошел праздник. И вот как - то я подхожу к своему почтовому ящику и беру в руки конверт с незнакомым мне почерком. Кто это написал мне? Откуда письмо? Как странно! Открыв конверт, я не поверила своим глазам: это был ответ на мое поздравление! В руках я держала удивительно  красивую открытку, ветеран Великой Отечественной войны Золотухин И.И. поблагодарил меня за мое « трогательное поздравление с Днем Победы». Он пожелал мне успехов в учебе,   а о себе  написал, что участвовал  в Курско-Орловской битве и даже штурмовал Берлин.

открытка от ветерана ВОв Золотухина И.И. Открытка от ветерана ВОв Золотухина И.И.

Поздравительная открытка от ветерана Великой Отечественной войны Золотухина И.И. Текст поздравления: 

"Пусть все твои желания

Тебе на радость сбудутся. 

Уважаемая юная поэтесса, большое спасибо за такое трогательное поздравление с Днем Победы!

Желаю тебе дальнейших успехов в твоем творческом начинании и в учебе. А еще желаю, чтобы молодость твоя цвела как розы мая. Пусть в радости идут твои годы. Чтоб в жизни было только счастье, А неудачи не встречались никогда. 

Ветеран ВОв, участник Курско-Орловской битвы и штурма Берина Золотухин И.И." 

          

        Не могу передать, как я обрадовалась тогда! В душе было  чувство благодарности к незнакомому мне человек, который вдруг стал близким и родным, ведь это он отстоял мир на моей земле, ему мы благодарны за то, что живем...

     Я пришла в школу и рассказала одноклассникам и учительнице про письмо. Все были удивлены и рады.  А мне было очень приятно, что человек не только прочитал, но и ответил на мое письмо. И это означало только одно, что мы одно целое - старое поколение и новое. Мы, которые уважаем и ценим ветеранов,  и они, которые дали нам мирное небо.

-Давайте пойдем к Ивану Ивановичу, поговорим с ним, он расскажет нам о войне, - предложила Ксюша, -у меня и бабушка как раз на этой улице живет!

Все оживились, обрадовались: конечно, пойдем! Купили коробку конфет, открытку, так хотелось сделать для ветерана что-то хорошее, доброе! Настроились на интересную встречу .Но…

      С сожалением рассказала Ксюша через несколько дней, что Ивана Ивановича забрала к себе его дочь, и по этому адресу он больше  не проживает. Мы все-таки надеялись на встречу, часто спрашивали у Ксюши, не вернулся ли он в свой дом. Пока нет ответа. А я все надеюсь, что откликнется мой Иван Иванович, что мы встретимся с ним. Может, родственники его прочитают мое сочинение и дадут знать о себе. Где вы, дорогой Иван Иванович, отзовитесь!

Читать другие рассказы районного историко-литературного конкурса "Опаленные войной

 
Конкурсная работа 1-028: Вещий сон
15.05.2015 19:31

 «Вещий сон»

Автор Оспанова Дарья

учащаяся МКОУ СОШ № 10, 8 класс

Руководитель Коба Н.А.

Номинация "Герои Великой Отечественной войны" 

 

        Великая Отечественная война была самой тяжёлой и кровопролитной из всех воин, когда-либо пережитых нашим народом. Она забрала более двадцати миллионов человеческих жизней. В этой войне были убиты, сожжены и уничтожены в концлагерях миллионы людей. Люди по-разному ковали победу: одни на фронте, другие в тылу.  

2801  

Мой прадедушка, Данченко Дмитрий Семёнович в 1941 году служил в воздушно-десантных войсках. Ему оставалось всего пару месяцев до демобилизации, как вдруг началась война. Он пошёл на фронт. Во время выполнения задания прадедушку и его сослуживцев высадили в тыл врага. К сожалению, тяжело раненый в голову, он и попал в плен фашистам, где пробыл полтора года. В 1945 году прадедушку и других пленных погрузили на баржу, чтобы отправить на верную смерть, как материал для опытов. Ведь на одном из островов над пленными всячески издевались, так же они заживо сжигали пленных, а пеплом удобряли свои земли. Это было ужасно. Когда прадедушку и других пленных везли, они уже не боялись смерти, они хотели, чтобы всё это быстрей закончилось. В одну из ночей прадедушке приснился сон, как он идёт по полю, на котором растёт пшеница, колосья были настолько массивными, что свисали до земли, а вокруг цветут сада. Когда дедушка проснулся, ему стало интересно, что же это значит. В трюме, где он находился, был человек, который мог растолковывать сны. Сон был растолкован так: « Ты вернёшься домой живым, ты спасёшься, ты будешь жить».

Вдруг, через некоторое время раздались выстрелы…мгновение…и…тишина. Послышалась незнакомая речь, и открылся трюм. Вошли американцы. Они освободили пленных и дали им по буханке хлеба и по банке тушёнки. Но дедушка не стал есть всё. Он отщипнул маленький кусочек хлеба и положил под язык. Из-за сильного истощения у него резко закружилась голова. Некоторые освобожденные умерли от распухания. Вскоре он вернулся домой. Его встретила моя прабабушка Дарья Стефановна, она его и выходила.

После полного выздоровления он работал плотником, был заядлым пасечником. В селе Даньково, где он жил его очень ценили и уважали, ведь он защищал нашу Родину и был очень добрым и отзывчивым человеком.

       Я хочу обратиться ко всему молодому поколению: « Помните, какой ценой нам досталась эта победа, наши деды и прадеды сражались, чтобы мы сейчас жили в мире!».

Читать другие рассказы районного историко-литературного конкурса "Опаленные войной

 
Детство, опаленное войной (вне конкурса)
15.05.2015 05:21

Детство, опалённое войной

И. Кветкин

Ветеран труда, ветеран МВД,

член районного Совета ветеранов.

 

      Как мы узнали о начале Великой Отечественной войны в 1941 году?

Со стороны райцентра Ровеньки по полевой дороге мимо Старуновского ветряка стелился шлейф пыли. Вскоре показалась повозка – тарантас. Возница, стоя, держал натянутые вожжи и гнал галопом лошадей. Сзади тарантаса закреплён флаг. На его чёрном полотнище белой краской написаны большие буквы «Война!» Так оповещали население, и ничего удивительного в этом нет, ведь тогда во многих хуторах и деревнях не было электричества, радио, газет не выписывали,  поскольку колхозникам за их труд государство не платило деньгами, а только натуроплатой. А для меня эта картина  объявления Великой Отечественной войны осталась в детской памяти на всю жизнь.

      Детство моих сверстников прошло в военное лихолетье. Мы, дети войны,  через край хлебнули лиха. А жизнь,  испытывая нас на прочность, гнула, ломала, калечила. У многих не осуществились мечты, потому что наша жизненная опора – отцы, братья и сестры ушли защищать Родину. А Родина, находясь в опасности, звала: «Все для фронта, все для Победы!».

      Каждый советский человек готов был пожертвовать своей жизнью для ее спасения. Таков был высокий накал  советского патриотизма. Мой старший брат, Гордей Митрофанович Кветкин, после финской войны ушёл на фронт Великой Отечественной войны и пропал без вести. Старшая сестра,  Мария Митрофановна, с большим трудом получив паспорт (тогда колхозникам  паспорта не давали), поехала учиться в Ленинград.  В 1941году ей едва исполнилось  18 лет, и она добровольно ушла на фронт Великой Отечественной войны. В составе 299 стрелкового полка, 225 стрелковой дивизии участвовала в смертельных боях. На боевом маршруте Маши – Белосток. Под сильным огнём противника  Мария Митрофановна спасла 35 бойцов и двух офицеров. От имени Президиума Верховного Совета СССР награждена орденом Славы третьей степени, но себя не уберегла. В феврале 1945 года погибла на территории Польши. Похоронена в братской могиле города Шургаст.

      Более трёх тысяч ровенчан не вернулись с войны, в том числе мамины братья: Матвей Гаврилович Пигунов, Макар Гаврилович Пигунов погибли в боях, защищая Родину, а Иван Гаврилович Пигунов и Пётр Гаврилович Пигунов, раненные, отмечены боевыми правительственными  наградами,  вернулись домой  с Днём Победы.

     От страшного горя наши мамы седели раньше времени. Мы, дети войны, лишились материальной поддержки и, как выстрел в спину, получали – «безотцовщина»! Приближался фронт, вращая свои смертельные жернова. На Карапетовой горе красноармейцы сооружали укрепления, устанавливали зенитные, полевые орудия, ДОТы, ДЗОТы, колючей проволокой делали заграждения в сторону села Шиянив, копали окопы, делали блиндаж  и траншеи под горой поперёк полевой дороги, которая шла из Ровенек мимо яров Выхолобив, Поповый, хутора Зелёная роща, села Пристень и в сторону села Айдар. Прикомандированные женщины из Воронежской области копали противотанковый ров. По этому  эпизоду я написал картину « Женщины на земляных работах в годы Великой Отечественной войны» ( холст, масло 50х70) . Все было готово к отражению фашистов.

     Перед бомбёжкой прикомандированные женщины торопливо  уехали, ведь у многих были дети, оставленные в Воронеже, который бомбили фашистские самолёты. От орудийных раскатов, взрывов снарядов и бомб  ровенская земля вздрагивала, как живая. Осколками «ранена» колокольня Троицкого храма. Боя я не видел, когда выли  и рвались бомбы, снаряды, мы прятались в погребе, в котором было очень тесно, семья - то наша большая. Мой старший брат Гриша, ему было 12 лет, и я решили ночевать  вне погреба. Мы выкопали яму, укрыли хворостом, наносили свежей травы и легли спать.

Вдруг  земля затряслась, молнией сверкнул огонь и раздался, как гром, сильный взрыв, посыпалась земля. Мы прижались друг к другу так и пролежали до рассвета. Оказалось, рядом с нашей землянкой разорвался снаряд, а нас Господь помиловал. Немцы заняли Ровеньки, а с Карапетовой горы, отступая, шли забинтованные, усталые красноармейцы в сторону села Нагольной к Дону. Шли через наш  Панский хутор колхоза  «Новая жизнь». Остановились  возле колхозного  дома, в котором жила наша семья.

Командиры рассматривали карту, один из них, обратился к пацанам: «Ребята, где можно перейти реку Айдар?» Река тогда была глубокой и широкой. Уж чего- чего, а свою речку Айдар мы знали назубок!

- За млыном, вон там, - сказал Гриша, показывая в сторону Старуновского ветряка, -  но там  непролазный лозняк и прыйдыця брысты по очерету. Блыжный мист у МТСа, а другый в Ровыньках.

- До моста 5 километров и там немцы, - пояснил командир. Мы провели красноармейцев через болотное место, заросли лозняка и камыша, к мелководному перешейку, соединяющему два глубоких  плёса, до села Горлачивки,  название местное, ближе к селу Нагольной. Я был горд, когда мне дали нести настоящую тяжёлую винтовку со штыком. Какая это была воинская часть, не могу сказать            .

       Сделаем небольшое отступление, уважаемый читатель, и узнаем небольшую историю Панского хутора, ставшнго животноводческим участком колхоза «Новая жизнь», где мне пришлось прожить детские годы и фашистскую оккупацию. Панский хутор  до советской власти  принадлежал  действительному статскому советнику Георгию Андреевичу Фирсову. Это имение располагалось в 7 километрах от Троицкого храма между селом Козынивкой и лесом Скраливский. Моя мама Прасковья Гавриловна Кветкина (Пигунова) девчонкой работала в панском саду на уборке фруктов.  Наша большая семья жила в одном из сохранившихся  фирсовских домов, национализированном колхозом «Новая жизнь». Мне, шестилетнему мальчику, мама рассказывала и показывала, где и что находилось  в Панском хуторе.

- Вон там был хороший сад, сортовых фруктовых деревьев. Сад был обкопан глубокой и широкой канавой с  воротами. С восточной и южной стороны сада были односторонние улицы, на перекрёстке которых стояла красивая, из красного кирпича, часовня, в ней проходили службы православных прихожан. От часовни вела грунтовая дорога через луг мимо небольшого кургана, на котором жили молокане (православная секта).

Вторая дорога вела через луг к водопою, к конюшням. Там было с полсотни домов, в которых жили работники, обслуживающие хозяйство. Была крупная пасека, кузня, винокурня, клуня, с десяток коморь для хранения продукции и несколько птичников с покатыми крышами, крытые железом, на которых я учился рисовать мелом. Все строения были построены из  хорошего бруса хвойных пород. До советской власти в 1907 году в Панском  хуторе был пожар.  О том, что Панский хутор действительно принадлежал  Г.А. Фирсову, в материалах Воронежского государственного жандармского управления я обнаружил рапорт уездного исправника Соколова от 23 сентября 1907 года, в котором сказано:«…Пожар в имении действительного статского советника Георгия Андреевича Фирсова при хуторе Панском Ровеньской волости». ( ед. хр. 1711, стр. 212 ГАВО ).

      При советской власти сад вырубили, пасеку, кузню, комори   и другие строения колхоз « Новая жизнь» приватизировал, дома фирсовских работников разобрали и перевезли в райцентр. В оставшиеся три дома поселили колхозников по две-три семьи. Панский хутор стал животноводческим участком колхоза, в народе его стали называть «Птышня», где мне пришлось пасти овец, свиней и телят. В 2011 году я написал картину « Панский хутор» ( холст, масло,50х70).

      В начале лета 1942 года с нашего животноводческого участка увезли колхозных кур, эвакуировали отару овец для питания советских войск под Сталинградом. Свиней более 70 голов и столько же дойных коров не успели эвакуировать. Наш бригадир по прозвищу «Исискоко», колхозное и районное начальство исчезли. Что делать? Везде стреляют, свиньи голодные визжат, коровы недоенные ревут. Наши мамы доили коров, молоко возили красноармейцам. Стада свиней и коров выгоняли на пастбище в закуток речки Айдар, ближе к хутору Колесников (да простит меня читатель, что я упоминаю название селений по- старому,  так, как их называли в прошлые времена). Пастухами были 12 – летний Иван по прозвищу «Крюча» и его ровесник, мой старший брат Гриша. А мне, семилетнему пацану, мама доверила пасти свиней у водопоя. Я чувствовал ответственность за каждую свинью, бывало, сделаю из камыша шалаш с окошками и наблюдаю за их повадками, чтобы в огороды не шли, научился их считать. Нынче молодые родители допускают грубейшую ошибку в воспитании своих детей, с мальства приучая их не к труду,  а к деньгам, нарушая закон Природы.  Ночью во время бомбёжки  Карапетова гора пылала от зажигательных бомб, но  на Панский хутор ни одна не попала, Бог миловал. На следующий день под горой шла в сторону Ровенек длинная фашистская колона с солдатами,  с прицепами орудий.

Вскоре на «Птышню» явились немцы на грузовике – командир (то ли фельдфебель, то ли офицер), несколько автоматчиков и переводчик. Всех жителей «Птышни» собрали, переводчик  громко зачитывал  фашистские  приказы, распоряжения немецкого командования. Полицай расклеивал эти страшные бумаги со свастикой:

- За трудовую симуляцию и гибель животных – смертная казнь, - оповещал  переводчик.

 - За укрытие партизан – расстрел, за хранение военного имущества – расстрел.

Ближе к осени на «Птышне» появилось два красноармейца – разведчика. Наши пацаны с мамами часто ходили в Ровеньки,  красноармейцы расспрашивали их  о расположении немцев и полицаев.

  Наступила суровая оккупационная зима. В лютый мороз надо было каждую корову напоить, а свиньям поднять «журавлём»  воду из колодца, принести ее и налить в корыта. Топить нечем.  Холод и голод стучится в двери каждой семьи. Как сейчас помню, мама  возвращается с работы домой вся в ледяном панцире – рубила кустарник лозняка. Частенько и я в ветхой одежде, перешитой из солдатской шинели, в износившихся, больших солдатских кирзовых сапогах по глубокому снегу на самодеятельных санках тащу хворост домой, чтобы обогреться. Мама сварит кукурузной каши. Кустарник сырой, не горит, дым разъедает глаза. « Будь ты проклята, война!» - с горечью и со слезами шепчет мама. А у моей маленькой сестрёнки Зои, державшейся за подол маминой юбки, от этого шёпота сжимается детское сердечко.

  Наши мамы мужали, шли путём терпения, смирения, незлобия и любви к детям. В слезах и муках на хрупких плечах несли страдания, воспитывали нас, детей войны, добром и трудом. Им бы  памятники ставить и золотыми буквами выбивать их имена.

     Война отобрала у нас детство. Помню, в селе Пристень на косогоре  стоял подбитый танк, возле него собрались ребята  и пытались выстрелить из танкового орудия, но снаряд разорвался, и многие ребята были ранены. Тогда раненых ребят везли на волах через наш хутор в Ровеньскую больницу. Ужасно было смотреть: несколько подвод, груженых соломой, а на соломе -  в окровавленных бинтах стонущие ребята.

У нас на хуторе младший брат моего друга Жени, Толя Иванов, нашёл  снаряд, вокруг него собрались маленькие дети, среди них был Толя Склабовский, старшие прогнали малышей  и стали стучать, выкручивать блестящий алюминиевый запал. Раздался взрыв. Толика Иванова тяжело ранило в живот. Наш колхозный молоковоз – фронтовик, инвалид Великой Отечественной войны Мягкий Александр Фёдорович, возвращался  на волах из Ровенек, он услышал взрыв подъехал. Быстро сбросили бидоны, подослали соломы, уложили раненого Толика. Гонит Александр Фёдорович волов в Ровеньскую больницу,

но волы не лошади, галопом бежать не могут. А раненный Толик лежит и говорит:  « Дядя Саша, я жить хочу, дядя Саша, я жить хочу»

 - Я был на фронте, повидал много смертей, -  говорит Александр Федорович, -  но когда вёз раненого мальчика, моё сердце разрывалось. Довёз Толика в больницу, и он там умер.

      Война ещё долго эхом отзывалась в жизни нашего поколения, некоторые остались инвалидами на всю жизнь. После Победы над фашизмом мы не по годам стали взрослыми. В настоящее время нас, детей войны, с каждым годом становится все меньше и меньше. Пенсии малы, хватает лишь для коммунальных расчётов. Бедность не щадит никого, у нас  не считаются ни с былыми заслугами, ни с возрастом, ни с состоянием здоровья.  Депутатам  Госдумы РФ следует обратить внимание, чтобы дети войны спокойно доживали старость.

 

Читать другие рассказы районного историко-литературного конкурса "Опаленные войной

 
Конкурсная работа 1-027: Они вернулись с поля боя затем, чтоб мир не знал войны
14.05.2015 15:35

Они вернулись с поля боя затем, чтоб мир не знал войны

 

Автор Лаптиев Владислав

кадет Воронежского Кадетского корпуса Великого Князя Михаила Павловича

Руководитель дедушка Заикин В.А.

Номинация "Герои Великой Отечественной войны" 

 

Отцу

(Это стихотворение написал мой дед Валентин Алексеевич Заикин в память о своем отце и моем прадеде).

В январе сорок третьего года

Мой отец уходил на войну.

И с царицей-пехотой в невзгодах

Он прошел-прошагал всю страну.

По команде в атаку бросался,

Шел с боями вперед и вперед,

В рукопашную бурю вплетался

Ровной строчкой отцов пулемет.

Штурм рейхстага. Решающий бой –

Он дошел до намеченной цели!

«Взял Заикин» – своею рукой

Написал на стене цитадели.

Своего прадедушку Алексея Семеновича Заикина я помню очень хорошо. Он меня провожал в школу первый раз в первый класс. Надел свои награды, взял за руку и сказал: «Учись, Владик, так, чтобы мне старику никогда не пришлось за тебя краснеть!» А когда я пришел из школы он посмотрел на мою красивую форму, новенький портфель и рассказал, о том, как начинал учиться он сам:

2701

Первый раз в первый класс за руку с прадедом

– Я пошел в школу в 1933 году, тогда в стране был страшный голод. Школа наша находилась в селе Ясены (Ровеньской район), и, чтобы добраться до нее, надо было пройти более двух километров. Одежонка была плохенькая, на ногах галоши – одна резиновая, а другая брезентовая. Чтобы не отморозить ноги, поверх галош я наматывал мешковину и привязывал веревкой. Вместо портфеля носил полотняную сумку. В ней самым главным для меня был коржик, который пекла мама из смеси разной травы, жмыха. И надо было не съесть его сразу, а дотерпеть до большой перемены. Окончил я всего 4 класса, надо было помогать семье.

Нелегкую жизнь он прожил: в труде, заботах, постоянном голоде, а потом и на фронте. Много работы в селе, но хоть и редко прадедушка иногда брал меня с собой на реку, сидел там на солнышке, радовался буйному цветению садов в нашем совхозе и говорил:

– Запомни, Владик, смотри на эту красоту и помни: такой может быть только родная сторона. Вот вроде бы земля, одна на всех, и вода одна, только на чужой стороне все иначе. Там вот речка называется по чудному – Одер, воевал я в тех краях…

Мой прадед ушел на войну вместе со своим отцом и старшим братом. Прапрадед был пехотинцем, попал в плен, потом его освободили наши, он вернулся в свою часть и воевал до Победы. Старший брат – танкист погиб в 1943 году. А прадедушка сначала был автоматчиком, потом освоил станковой пулемет «максим» и прошел с ним всю войну. Первые бои, в которых он участвовал шли под Харьковом. Трудно, страшно, непонятно и больно было, когда отступали. В одном из боев его тяжело ранило, он даже не помнит, как попал в медсанбат. Волею случая отправили в госпиталь в Россошь. Такое везение случается на войне. Здесь его узнала медсестра и передала весточку матери. А потом опять – фронтовые дороги. Полк его освобождал Польшу. И опять ранение, контузия… Однажды в Германии под Керлином, его пулеметный расчет охранял здание лазарета. В то время по нашим тылам ходили разобщенные группы немцев. Одна из таких довольно многочисленная, подумав, что здание свободно, решила устроиться там на ночлег. И завязался бой. На защиту раненых стал весь медперсонал. Пулемет моего прадеда строчил всю ночь. Утром увидели, что все подходы к лазарету были усеяны трупами врагов, а оставшиеся в живых выбросили белую тряпку, мол, сдаемся. Их заперли в подвал, а раненых положили вместе с красноармейцами. И для тех, и для других война закончилась досрочно.

Смотрит дедусь на ласковые волны родной Черной Калитвы и вспоминает ту далекую весну 45-го года, когда форсировали Одер:

– К вделанным в лодку кольцам я накрепко привязал пулемет и ящик с патронами, чтоб не упали в воду. Для маскировки измазал все блестящее грязью. Говорили друг с другом мы только шепотом, не курили. Был приказ: «Только вперед! Любой ценой – на тот берег!». В час ночи наша лодка попала под минометный огонь. Все же засекли нас, враги. Лодка перевернулась, ее нос срезало осколком мины. Все мы в раз оказались в ледяной воде, но никто не проронил ни звука. Толкали к берегу и лодку, и бойца, не умевшего плавать. Удивительно, но все в тот раз остались живы, даже не ранены. Оказывается, бывает счастье и на войне.

Самые тяжелые дни были, пожалуй, в мае 45-го, когда победным маршем шла весна и вместе с ней Красная Армия. Бойца Алексея Заикина неумолимо тянуло домой, к родным берегам Черной Калитвы, где вовсю цвели сады… А враг упорно сопротивлялся, горели небо и земля, навеки оставались в чужой земле молодые парни и девчата… В составе 1-го Белорусского фронта полк, в составе которого воевал старший пулеметчик 756-го Краснознаменного полка Алексей Семенович Заикин, подошел к Берлину.

– За город шли ожесточенные бои, – рассказывал прадед, – враг цеплялся за каждый дом. Работало множество немецких снайперов. Одни из них сильно досаждал нам, вел прицельный огонь по «легковушкам» командного состава. Командир приказал мне с товарищем найти врага и уничтожить. Снайпер скрывался на пятом этаже полуразрушенного дома. После короткой схватки он был выброшен в окно и разбился о мостовую. Подходили к рейхстагу, тесня фашистов, но они остервенело сопротивлялись. На пути была то ли речка, то ли канал, через него бетонный мост, пристрелянный врагами из минометов. Решили двигаться мелкими перебежками после каждого выстрела. Но с тяжелым станковым пулеметом быстро не проскочишь. Я разобрал его на части и раздал бойцам. Мы перешли, но немало осталось раненых и убитых на том мосту.

Перед штурмом рейхстага каждому выдали обращение маршала Жукова, отпечатанное на синем квадрате бумаги, где говорилось, что завтра последний решающий бой, и не жалея сил, мы должны добить врага в его «берлоге». Началась артподготовка, день казался ночью. Все были готовы к рукопашному бою, вооружились автоматами, пистолетами, гранатами. Брали подвальные помещения рейхстага, на ходу ориентируясь в его лабиринтах. В одном из которых мы наткнулись на двух зарезанных женщин.

Не знаю сколько длился бой, но мы услышали, а затем и увидели, что фашисты выбросили белый флаг. Из бункеров выходили и сдавали оружие большие немецкие чины. Ночью второго мая стихли боевые действия. Но по городу еще раздавались автоматные очереди. Когда объявили о капитуляции гитлеровской Германии, все радовались, стреляли в воздух, расписывались на рейхстаге. Встав на плечи одного из товарищей, я тоже нацарапал штыком свою фамилию.

Прадедушка вернулся домой с войны, сел на трактор и 46 лет проработал в совхозе «Россошанский». Уже будучи на пенсии, собрал по болтику списанный бульдозер и работал на нем. У него много почетных грамот и благодарностей. Но самые дорогие, наверное, военные: медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Берлина», орден Отечественной войны» 2 степени.

Из приказа по 756 стрелковому полку 150 стрелковой Идрицкой ордена Кутузова дивизии №013/н от 15 июня 1945 г. : «От имени Президиума Верховного Совета Союза ССР за образцовое выполнение заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками награждаю медалью «За отвагу»: …стрелка 5-й стрелковой роты-красноармейца Заикина Алексея Семеновича за то, что он в наступательных боях на улицах Берлина проявил себя смелым и решительным бойцом, выдвигаясь вперед, на углу дома он заметил двух фаустников, зайдя с тыла, он очередью из автомата уничтожил их». Эти данные я нашел в архиве на сайте «Подвиг народа».

Я горжусь своим прадедом и стараюсь быть достойным его. В этом году заканчиваю учебу в Воронежском кадетском корпусе, занимаюсь спортом, имею второй разряд по каратэ, недавно занял второе место на международных соревнованиях по армейскому рукопашному бою. Моего прадеда уже нет с нами. Но по-прежнему несет свои воды Черня Калитва, на берегу которой любил он бывать. Я приеду в поселок, приду к тому берегу и снова и снова будто слышу слова прадеда: «Запомни, Владик! Смотри на эту красоту и помни: такой может быть только родная сторона. Нет ничего краше родной земли».

Читать другие рассказы районного историко-литературного конкурса "Опаленные войной

 

 
«ПерваяПредыдущая12345678910СледующаяПоследняя»

JPAGE_CURRENT_OF_TOTAL


ЦИТАТА ДНЯ


Нужно любить то, что делаешь, и тогда труд - даже самый грубый - возвышается до творчества.
М.Горький










© 2017 Официальный сайт торгового дома Якиманка г. Россошь. Все права защищены.
 Друзьям:
 Закладки: